АКСАКОВ Валерий Иванович. Округ № 381 (Фрунзенский район)

В Ленсовете - член постоянно действующей комиссии по проблемам семьи, детства и здорового образа жизни, член временной комиссии по разработке предложений по выборам народных судей.

Полковник в отставке.
Адвокат.

Действительный государственный советник 3-го класса.

Родился 13 июля 1945 года в Ленинграде; в 1959 году окончил школу № 82 Петроградского района, в 1963 году - среднее ПТУ № 15 Василеостровского района по специальности «токарь-универсал», в 1974 году - юридический факультет Ленинградского государственного университета по специальности «юрист-правовед»; в 1963-1964 гг. работал токарем-универсалом на заводе им. Козицкого, в 1964-1967 гг. служил в Советской Армии на территории Германской Демократической Республики, в 1967-1971 гг. работал токарем-универсалом, шлифовщиком на Машиностроительном заводе им. Климова, в 1971-1995 гг. - сотрудник КГБ СССР по Ленинграду и Ленинградской области, с 1995 г. по настоящее время занимается адвокатской деятельностью в Санкт-Петербургской коллегии адвокатов (юридическая консультация № 25); полковник в отставке, награждён медалями «За трудовую доблесть», «За выслугу лет» 3-х степеней, «В ознаменование 300-летия Санкт-Петербурга».

Период выборов депутатов в наш Ленсовет ХХI созыва совпал в Питере с пиком политической борьбы, и поэтому состав будущего горсовета должен был объективно этот процесс отражать.
К тому времени я был вполне зрелым руководителем специального органа спецслужб КГБ, который тогда подвергался самым ожесточенным атакам со стороны демократов. Выборы начала 1990-х годов отличались от тех, что происходят сейчас, они не требовали значительных денежных средств, было просто выдвижение какой-либо личности, поддержка её народом, и этого было достаточно. Сейчас, задним умом, что называется, я думаю, что мне не следовало баллотироваться. Но в то время меня заело моё самолюбие: почему в Ленсовет могут и идут люди, которые нас нещадно атакуют, а мы, люди ещё стоящие у власти, должны относиться к этому индифферентно? �? я подумал: а вот мне - слабо или нет? �? принял решение баллотироваться в своём округе во Фрунзенском районе. Мою группу поддержки составляли коллеги по работе. Соперников оказалось семеро. Во втором туре мне противостоял представитель движения «зелёных». Я его одолел. На чём основывалась моя победа? Просто люди тогда жили в тревоге, и, полагаю, представитель правоохранительных органов вызывал у них доверие. Помимо меня в Ленсовет прошли ещё несколько «силовиков», в основном это были представители милиции, ОМОНа, уголовного розыска - нас, людей в погонах, было порядка десяти человек (не считая представителей Вооружённых Сил и ВМФ).
Началась работа. Началась самооценка Ленсовета и тех, кто его составлял. По моим глубоким убеждениям, каждый кандидат перед своими избирателями говорил примерно одно и то же: решение социальных проблем, наполнение пустующих магазинных полок продуктами и промтоварами, открытие закрывающихся повсеместно стадионов, спортивных школ, решение проблем молодого поколения, одним словом, то, что было на тот момент болезненно, а избиратели на это «клевали».
Нас, вновь избранных депутатов, было почти 400 человек. Это безумно много даже для такого огромного города, как наш. На мой взгляд, 50 депутатов - оптимальное число для представительного органа власти, в таком коллективе работа проходит слаженно, каждый знает своих коллег достаточно хорошо. �? то, что Ленсовету удавалось принимать-таки решения, находить компромиссы, был просто чудом.
Мы образовали свою группу, группу «силовиков», в которой было двое из КГБ (я и Юрий Владимирович Мамедов). Если люди из милиции, которая стояла ближе к народу, были понятны и консерваторам и демократам, то к нам, «комитетчикам», всегда относились с опаской. Меня удивляло и даже обижало, что немногие депутаты отваживались идти на контакт со мной, потом привык. Помню, как газета «Невское время» опубликовала статью, в которой прозвучала такая сентенция: мол, в Ленсовете на одной депутатской скамье сидят палач и жертва. �?мелись в виду я и Юлий Рыбаков. Статья была написана приличным шрифтом, а когда я написал ответное письмо, его опубликовали мелкими-мелкими буковками. Так подчас действовала демократическая пресса. Правда, я не поддерживал и тех рубак, которые в Ленсовете представляли коммунистический блок. Кричать, что все демократы - евреи, что они не демократы, а «дерьмократы», тоже не дело. «Правые», «левые»… Жизнь показала, что для России «центр» наиболее подходящая политика. Люди, представляющие этот «центр» удерживаются во власти, их деятельность наиболее эффективна. В этой связи припоминаю случай, когда к нам в управление приходил Анатолий Александрович Собчак, уже ставший мэром города и пришедший представиться именно как мэр. В актовом зале собрались и полковники, и молодые лейтенанты госбезопасности. Зал напряжён. �? вот мэр города с места в карьер заявляет: «Если кому-то из вас, чекисты, снится красное знамя, завтра приходите в отдел кадров». Народ просто очумел от таких слов: пришёл человек в гости, ни здрасте, ни до свидания - нахамил и ушёл. Жуткое впечатление…
Когда началось утверждение состава постоянных депутатских комиссий, я оказался в комиссии по проблемам семьи и детства. Почему майор КГБ оказался в этой комиссии? Несмотря на то, что комиссии изначально формировались по самозаписи депутатов, их состав поименно утверждала сессия голосованием всего депутатского корпуса. Так вот меня больше ни в какие комиссии, куда я записался, не пропустили. Вот и получилось, что у меня иных проблем нет, как только детьми заниматься. Не пустили! Я даже знал конкретно - кто. Тогда-то у меня и начал вырабатываться совершенно критичный взгляд на работу Ленсовета, на ауру вокруг него.
Если говорить в целом о моей оценке, которая, может быть, будет не совсем объективной, но будет, всё-таки, моей, то горсовет был своего рода ярмаркой тщеславия отдельных людей. �? поэтому, когда нас распустили раньше срока (это было чудовищно, этого нельзя было делать), я понял, что те «духовные отцы», которые это сделали, понимали: Ленсовет-Петросовет - это не тот коллектив, который сможет дать им отпор, так как в нём каждый со своими амбициями. Кто-то пришёл в Мариинский дворец в кроссовках, чтобы сменить их на ботинки; кто-то пришёл с непомерными амбициями, чтобы его услышали и увидели массы народные. Но! Безусловно, была большая часть депутатов-ленсоветовцев, которые самоотрешённо и самозабвенно работали не для себя, а для горожан, родного города. Перед ними я и тогда снимал шапку, снимаю и сейчас. �? это видно по результатам их работы.
Как оказалось, в нашей комиссии мне повезло с коллегами. Её возглавил Сергей Ефимович Виноградов, достойнейший во всех отношениях человек и учёный, который толково вёл работу и понимал, что от нас требуется. А круг проблем, действительно, был огромный. К нам шли и шли за помощью люди, приносили разные бумаги, приходилось решать огромный круг проблем. Тот, кто хоть раз побывал в предстательном органе власти такого огромного мегаполиса, коим является Санкт-Петербург, понимает, что это - живой организм, требующий управления, самоуправления, и никакая власть не удержится, если не будет работать вместе с народом. К сожалению, эффективность на уровне исполнения как была низка тогда, так такой же и сейчас остаётся.
Прошло уже 15 лет со дня начала работы Ленсовета и более 11 лет со дня его роспуска. К происходящим в лучшую сторону переменам быстро привыкаешь, а вот болячки, которые остаются, видны и болезненны. 15 лет - это достаточно много для осознания происходившего. Сейчас психология людей изменилась, изменились во многом потребности. Жизнь с материальной точки зрения стала лучше, чтобы там не говорили. Но зато и требования стали другими. Я не знаю, как сравнивать работу нашего Ленсовета-Петросовета и нынешнего Законодательного собрания. Я уважаю тех депутатов, которые во власти уже не первый год, не первый созыв. Они приносят ощутимую пользу своим избирателям, иначе не удержали бы свой депутатский мандат. Я думаю, что за это время должен был отладиться аппарат. В законодательную власть пришли прагматики, имеющие чёткие политические установки, они не мечутся туда-сюда. Я поддерживаю отношения примерно с пятью нынешними депутатами, с теми, которые вышли из состава нашего Ленсовета, часто вижу их на экранах телевизоров. Глубоко уверен, что для многих из них Ленсовет-ХХI послужил отличной стартовой площадкой в их личной карьере. Очевидно, что ради этого они в своё время и пришли горсовет.
�?з числа депутатов, которые исчезли из моего поля зрения, вероятно, кто-то сумел заполучить необходимые связи, кто-то, кто был без царя в голове, сам, как умеет, пробивает себе дорогу в жизни. Многие расчистили себе путь в коммерцию и очень успешно трудятся на этой стезе. Часть наших коллег пошла в политику дальше, мы их знаем, они работают уже в Москве. Меня часто спрашивают: «А где те, кто в то время считался лидерами Ленсовета?» Откровенно говоря, не знаю. Могу только догадываться, что не бедствуют.